Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:37 

Ушедшие в Камень

LenaSt
Не стоит распыляться ради людей, которые не хотят видеть в тебе <s>божество</s> достойную личность (с)
Моя последняя Сикрет Санта -2011). Открываю. По заявке Ирис. И да, я люблю гномов ;)

Название: Ушедшие в Камень
Фандом Dragon Age Origins (Awakening)
Автор: LenaSt
Бета: -
Форма: мини (~ 4000 слов)
Пейринг/Персонажи: Дилан, порождения тьмы, ОМП
Категория: джен
Жанр: drama, action
Рейтинг: R
Краткое содержание: история падения крепости Кэл Хирол во времена Первого Мора
Примечание: навеяно квестом Память Камня в dlc Awakening. Автор взял на себя смелость додумать некоторые детали архитектуры крепости Кэл Хирол.

Ушедшие в Камень


«Укрепления пали, големы погибли. Путь от Колонн Кадаша до Кэл Хирола открыт. Через три, самое большее четыре дня порождения тьмы будут в Кэл Хироле.

Готовьте тейг к обороне»


Послание разведчика было коротким, но Торвальд, глава Дома Хирол перечитывал его снова и снова, словно пытаясь отыскать скрытый смысл между наспех нацарапанных строк. Наконец молча аккуратно сложил записку, превратив ее в квадратик размером с ноготь большого пальца. И только после этого поднял глаза.

– Что делать, Эдрин? – глухо произнес Торвальд. – Что нам делать?

Эдрин из орзаммарского Дома Медра, военный советник правителя Кэл Хирола, не колебался.
– Нужно уходить, милорд, сейчас же! Необходимо объявить об этом жителям. И чем скорее, тем лучше. Счет идет уже не на дни, а на часы.

Кэл Хирол, крепость, основанная Совершенным Хиролом, был особенным. Как и ее создатель.
Хирол, рожденный в касте воинов неоднократно шокировал деширов своим неприкрытым презрением к кастовой системе, составлявшей оплот подземного государства гномов. Ходили слухи, что он был безумцем, но, конечно же, они не соответствовали истине. Пытливый разум Хирола заставлял его искать новых и новых знаний, искусств, стратегий. Рожденный воином, будущий Совершенный овладел тайнами военного дела, кузнечного ремесла и государственного управления. Казалось, для него не было невозможного и не было границ. Пришло время, и Совет признал его Совершенным, заглушив ропот недовольных. Заслуги Хирола были столь высоки, что даже вызов, брошенный им обществу, не мог помешать их признанию.

Искусный кузнец и гениальный изобретатель, Хирол сделал свой тейг самым богатым во всей стране. С роскошью и величием Кэл Хирола не мог соперничать даже Орзаммар, столица подземной империи. Многоярусные стены крепости были сложены из одинаковых блоков шлифованного гранита. Храм Хирола ослеплял великолепием, украшенный золотыми изваяниями Совершенного. Каменные плиты пола были подогнаны так искусно, что образовывали причудливый магматический узор, закрученный спиралью от входа до дальней стены. Стены Главного зала крепости были отделаны серебром, и зажженные светильники источали бледные плотные лучи, отчего центр зала казался залитым дневным светом. Извилистые коридоры Нижних пределов искрились топазами, турмалинами, аквамаринами – по приказу Совершенного зодчие, обтесывавшие стены и своды крепости не вынимали минералы из породы, оставляя их как блестящие символы процветания Кэл Хирола.
Мечтавшие овладеть кузнечным мастерством стекались в Кэл Хирол, готовые платить за тайны Совершенного звонкой монетой или непосильным трудом. Именно в легендарной Кузнице крепости был найдет секрет хранения очищенного лириума, который полностью изменил жизнь гномьего государства. Доспехи и оружие, изобретенные и усовершенствованные великим мастером были лучшими не только в подземной империи, но и во всем Тедасе. Открытия Хирола были настолько грандиозны, что в Орзаммаре поговаривали: придет время – и Совершенный Хирол встанет золотым колоссом в центре Зала Героев, затмив своим величием самого Каридина.

Когда Совершенный укрепил собой Камень, ремесленные традиции тейга не иссякли. После смерти Хирола остались его ученики и его бессмертные изобретения. Казалось, ничто не могло омрачить великолепия крепости Кузнецов.

А потом пришли порождения тьмы. Чудовищно уродливые твари с грязно-желтыми мордами, черными провалами глаз и ртов, они казались гротескной пародией на расы, населяющие Тедас. Полчища этих существ наводнили Глубинные тропы, появившись ниоткуда, просочившись из темных расселин в скалах, выйдя из сырой темноты многочисленных впадин в недрах Морозных гор.

Повинуясь неведомой силе, отряды порождений тьмы заполнили боковые проходы, слаженно двигаясь к центральным туннелям, соединяющим тейги подземной империи гномов. Черный поток хлынул по Глубинным тропам, уничтожая все живое на своем пути и направляясь вглубь, в самую сердцевину Морозных гор.

Страшные вести достигли Кэл Хирола вместе с горсткой уцелевших беженцев из окрестных тейгов. Лорд Торвальд приказал отправить три дюжины боевых големов и отряд из двухсот пеших воинов для возведения укреплений возле Колонн Кадаша. Советник Медра убеждал правителя не рисковать драгоценными големами, но тот остался неумолим. Чем бы ни была эта таинственная угроза, откуда бы ни взялись эти глубинные чудовища – им никогда не пройти к стенам крепости.
И вот что из этого получилось.

– Что делать, Эдрин? – глухо произнес Торвальд. – Что нам делать?
– Нужно уходить, милорд, сейчас же! Необходимо объявить об этом жителям. И чем скорее, тем лучше. Счет идет уже не на дни, а на часы.
Лорд покачал массивной головой, подслеповато моргая, словно соринка раздражала воспаленный глаз правителя крепости.
– Нам не успеть, Эдрин. Женщины, дети… Даже если мы не возьмем ничего, отправимся налегке, эти твари нагонят нас на полпути к Орзаммару, – сильные руки Торвальда мелко дрожали. – Это верная смерть, советник.
– Другого выхода нет, милорд.
Лорд Хирол, казалось, не слышал его.
– Они не просто убивают нас, – голос звучал тихо и хрипло, слова хрустели в сжатых зубах, – они забирают нас, им нужны наши тела и лишь один Камень ведает, что они с ними сделают.

Эдрин Медра, лучший воин Кэл Хирола, вздрогнул, словно ощутив как скользкие руки хватают его и тянут в узкий проход, сдирая плоть с костей, вырывая внутренности сквозь разинутый в вопле рот.
Стряхнув кошмарное видение, военный советник шагнул вперед и сжал плечо своего сюзерена.
– Мы должны идти, – настойчиво повторил он, стараясь не сорваться на крик. – Мы отправимся в Орзаммар. Мы вооружим всех, кто способен держать оружие. Мы будем драться, и да поможет нам Камень!

Они уходили утром, после нескольких ночных часов торопливых сборов. Длинная вереница испуганных жителей крепости, зажатая с обеих сторон воинами гарнизона, напоминала стадо домашних нагов, выпущенных на волю. Нестройные ряды колыхались, словно идущие были слепы и тыкались в разные стороны, пытаясь понять, куда же им нужно идти. Почти все были вооружены, кто чем. Лица были бледны и мерцали в отблесках лавовых потоков, огибавших Глубинные тропы.

Лорд Хирол провожал их взглядом, стоя на крепостном валу.
«Не нужно было давать им оружие, – думал он, – это была ошибка. Они все равно не воспользуются им, но зато поняли, что обречены»

– Через несколько часов выступаем, – Эдрин сложил кольчужные ладони рупором и крикнул в сторону казарм, где собрался головной отряд защитников. – Прикрываем отход! Передай дальше!
– Сколько им понадобится времени?
Торвальд не уточнил свой вопрос, но советник прекрасно его понял. Сколько понадобится времени орде, чтобы настичь их.
– Дня два, самое большее – три.
– До Орзаммара семь дней пути.
Оба замолчали. Вычисление было простым и невозможным одновременно.

– Мы задержим их, милорд.
Торвальд вздрогнул и оглянулся. В ноздри ударил резкий запах лишайникового эля. Медный свет факелов осветил темное лицо, выхватив бесформенное клеймо на лбу, аккурат над правым
«и как только он не ослеп?»
глазом. Так он и думал – неприкасаемый, житель трущоб. К ним уже бежали стражники, на ходу вытаскивая оружие. Торвальд сделал небрежный жест, вынудив их остановиться; его внимание было поглощено вновь прибывшим.

– Кто ты? – правитель сощурился, пытаясь всмотреться в полускрытое тенью лицо.
– Дилан, – отверженный неуклюже поклонился, явно повторяя подсмотренное где-то движение. – Дилан, милорд. Из касты неприкасаемых.
Он оглянулся. У подножия стены сгрудились пришедшие с Диланом, отряд, численность которого едва превышала две сотни.
Лорд Хирол почувствовал, как желчный смех рвется из закованной в латы груди. Шайка неприкасаемых удержит крепость против многотысячной армии порождений тьмы.
– Мы задержим их, – решительно повторил неприкасаемый Дилан, глядя в глаза главе Дома Хирол. – У вас будет время дойти, клянусь Камнем.

Эдрин Медра раздраженно нашептывал лорду, что отверженные принесли бы куда больше пользы, присоединившись к колонне, но Торвальд не слушал. Уверенный голос клейменого Дилана звучал в его ушах, и если был хоть один шанс, что тот сдержит свою клятву, то будь он проклят Предками, если его упустит.
Двери закрылись за спинами уходящих. Оглянувшись, правитель бросил прощальный взгляд на стены Кэл Хирола. Последнее о чем мог подумать в своей жизни потомок Совершенного, – что судьба его народа окажется в руках меченой швали...

Орда добралась до крепости к вечеру, на исходе третьего дня. Дилан и его товарищи не теряли времени зря, готовя тейг к обороне.

– Пять дней, – сказал Дилан, собрав защитников в Главном зале. – Мы должны задержать их на пять дней, самое меньшее, тогда наши успеют достичь Орзаммара. У нас есть все необходимое. За дело!

В последнюю ночь Дилан отпустил всех спать, оставив лишь часовых на верхних ярусах. Враг был уже близко. Гномы чувствовали вибрацию тяжелой поступи армии порождений тьмы – от стен, от пола; крепость дрожала, словно сам камень пытался предупредить своих детей об опасности.
Все было готово. Гарнизон Кэл Хирола ждал.

Целый день разведчики докладывали Дилану об увиденном. И с каждым новым рапортом тот мрачнел, отчего метка на лбу меняла очертания, повторяя движения лицевых мышц. Орда, как привыкли ее называть, оказалась не просто стадом диких тварей, исторгнутых глубинным разломом, порождением слепой ярости природы. Это было настоящее войско, – вооруженное, снаряженное, организованное. Лазутчики докладывали о примитивном, но надежном оружии этих существ; о том, что их восковая плоть защищена железом нагрудников, шлемов и наручей. О свирепых рогатых великанах с темной кожей, которые шли вместе с войском, неся на спинах огромные штурмовые тараны.
Но хуже всего было то, что войско вели маги. Донесения говорили о низкорослых созданиях, сжимавших в ладонях длинные искореженные посохи. Они находились под усиленной охраной, окруженные плотным кольцом воинов, и по всей видимости отдавали приказы.

Дилан усмирил отчаянное биение в груди, напомнив себе, что магия не имеет власти над его народом, но ему было страшно: Камень не защищал касту изгоев. Неопределенность тяготила, изматывала, лишала сил.
Покинув Главный зал, защитник пересек непривычно пустынную площадь и свернул к Храму Хирола. Войдя, Дилан прошел по богато украшенному залу и замер перед саркофагом, где покоилось тело Основателя. Опустившись на колени, гном прижался лбом к полированной крышке, остужая горящую кожу. Губы шептали, произнося обращение к Предку. Так он стоял какое-то время, будто внимая ответу Совершенного, после чего поднялся, бережно коснулся губами каменной поверхности и вышел.

Собравшись в Общинных залах, неприкасаемые терпеливо ожидали напутствия своего вождя. Никто не называл так Дилана, но само собой разумелось, что он главный. Дилан не возражал.
«Кто-то ведь должен», – думал он в тот миг, когда вышел вперед и изложил лорду Хиролу решение отверженных. И теперь, глядя в сотни блестящих глаз, обращенных к нему, он повторил про себя:
«Кто-то ведь должен».
Никогда не обучавшийся военному делу, он инстинктивно понял, чего от него ждали. Исход сражения целиком зависел от его крошечной армии, но Дилан призван был снять груз ответственности с их плеч. Что ж, он был готов.
– Братья и сестры, – начал он, пытаясь собраться с мыслями. Военачальников и аристократов обучали искусству речи, но не клейменых. Путаясь в мыслях, Дилан хотел сказать своим товарищам, что гордится ими и верит в победу. Хотел поведать, как обратился к Совершенному, и что получил в ответ. Сказать, как благодарен им, как… Да много чего думалось Дилану из касты неприкасаемых, только не шло на язык. Вместо этого он махнул рукой, вскинул топор и крикнул:
– Братья и сестры! Камень благословляет нас!
Две сотни глоток подхватили победный клич.

Время пришло. Каменный пол дрожал от размеренной поступи орды; дозорные на башне напряженно всматривались в темный проход, освещаемый всполохами лавовых потоков по обе стороны дороги, – готовые подать сигнал. Защитники Кэл Хирола заняли свои места.

Дилан не ожидал, что их будет так много. Он готовил себя к тому, что армия, сокрушившая дюжины боевых големов, будет многочисленной. Но то, что он увидел – превзошло все его опасения. С высоты казалось, будто ожившая тьма ползет по светлым плитам.
Порождения тьмы, так их назвали не красного словца ради.
Рожденные во тьме, рожденные нести тьму.

Дилан со свистом выпустил воздух из легких, поймав себя на том, что задерживал дыхание. Все стало простым. Сомнения, страх – ушли, растворившись в волне облегчения, захлестнувшего душу. Стиснув боевой топор, гном сжал челюсти, мысленно отсчитывая секунды. Когда первый взрыв сотряс воздух, он даже не вздрогнул. Разведчики не зря рисковали жизнями: маленькие шарики взрывчатого вещества, обильно рассыпанные на подходах к крепости, сделали свое дело. Первая шеренга тварей смялась, превратившись в беспорядочную груду плоти, костей и металла. В воздухе повис острый запах дыма и горелого мяса.
Дилан мрачно усмехнулся – что ж, это только начало. Впереди уродов ждет еще много таких штуковин. Колонна замедлила шаг, остановилась. По ней прошла легкая рябь, ряды войска расступились, образовав проход-трещину. У Дилана пересохло во рту.
«Что собираются делать эти твари?»
Приземистая фигура вышла вперед; в руке тварь сжимала кривой посох. Беззвучно выкрикнув что-то – Дилан не мог слышать слов, только видел, как шевелится безгубый рот, – взмахнула рукой. И тут Дилан понял.
– Стреляйте! – заорал он, бросаясь к лучникам. – Стреляйте в него!
Но было поздно. Вихрь, поднятый магом, закружил взрывчатый гравий, рассыпанный по тропе, и понес вперед – к крепости. Стрелы со свистом взвились в воздух, но маг успел отступить назад, под защиту бронированных тел. Дилан мог поклясться, что заметил торжествующий оскал твари.

– Держитесь!
Камень под ногами затрясся. Взрывы не могли повредить кладку крепостных стен, но то, что враг с такой легкостью преодолел ловушку заставило сердце Дилана сжаться.
«Ладно. Это еще не все».
Он поднял руку, давая сигнал арбалетчикам. Стремительно выпущенные болты нашли свои цели, несколько порождений тьмы упали, образовав бреши в строю. Арбалетчики быстро отступили, дав место лучникам. Новый залп – передние ряды поредели еще на десяток тварей. Арбалетчики перезарядили оружие, и новые черные молнии посыпались на захватчиков. Подняв щиты, порождения тьмы двигались почти вслепую, пытаясь закрыться от жалящей смерти.
– Хорошо, – шептал Дилан, подсчитывая дохлых тварей, которых топтали их же товарищи. – Давайте, ребята, отвлекайте их, не давайте опомниться.
– Готово! – крикнули сзади. – Пригнись!
Дилан успел присесть, и вовремя. Метательные орудия, заряженные каменными ядрами весом с дюжину стоунов каждое, натужно заскрипев, выпустили свои смертоносные заряды. Одно из ядер повело в сторону и, упав в лавовый поток, оно подняло фонтан огненных брызг, не причинив никому вреда. Зато два других попали куда надо; первое ядро с хрустом врезалось в центр колонны, второе упало на правый край головной шеренги.
Глядя, как твари прыгают в лаву, силясь увернуться от каменных ядер, Дилан радостно улыбался. Искореженные тела порождений тьмы, залитые черной кровью, казались ему самым прекрасным на свете зрелищем; глухие вопли агонии звучали в ушах сладкой музыкой.
Обернувшись, он увидел, как метатели кряхтя и переругиваясь, закатывают новые ядра в зарядные устройства баллист.
«Жаль, что не осталось големов. С ними бы все было быстрее. И проще».
Прочистив горло, чтобы отдать новый приказ, Дилан запнулся, удивленный увиденным: порождения тьмы отходили; отступали, словно гигантский раненый змей, оставляя за собой влажный след крови и потрохов. Враг уходил, покидая с таким трудом отвоеванные подходы к крепости. Первая атака была отбита.

– Э-эх! Хорошо пошел, зараза!
Ночь была одурманена ликованием защитников Кэл Хирола. Несмотря на приказ Дилана разойтись по койкам и спать, сколько будет возможность, большинство не отказалось опрокинуть кружку-другую медового эля. Клейменым, не пробовавшим ничего лучше лишайникового пойла, напиток казался источником блаженства. Да и как не выпить, если они сберегли своим целый день форы. И еще сберегут.
Слушая хмельную похвальбу, Дилан лишь качал головой. Хотелось верить, что так и будет, очень хотелось.

Спал командир кэлхиролского гарнизона неспокойно. Проваливался в дурную дремоту и тут же вскидывался, прислушиваясь. Подолгу лежал, всматриваясь в темноту и вздрагивал, завидев движение, хватался за оружие и… просыпался под барабанную дробь собственного сердца. Наконец, не выдержав, Дилан сгреб снаряжение и выбрался наружу. Поднявшись на верхний ярус, он перекинулся парой слов с дозорным отрядом. Выслушав с десяток «так точно, порядок, командир», он почувствовал некоторое облегчение.
«Все хорошо, можно пойти лечь».
Вместо этого он поднялся на обзорную площадку башни, вглядываясь в извечные темно-красные сумерки Глубинных троп. Ему казалось, что в дымных лавовых отблесках виднеется примесь голубоватого свечения со стороны лагеря порождений тьмы. Но сколько ни всматривался, так и не смог ничего различить.

Сигнал тревоги с дозорной башни оповестил Кэл Хирол о начале нового штурма. Деловито заскрипели механизмы тщательно заряженных накануне баллист. Дилан велел окатить ядра смолой и зажечь, прежде чем отправить к неприятелю. Возле каждого орудия замерло по солдату с горящим факелом. Смолой же были политы каменные плиты, ведущие к крепости. Раздосадованный неудачей со взрывчатыми шариками, Дилан по-прежнему хотел создать максимум проблем на подступах к главным воротам.
Горючие стрелы получили и лучники.
– Старайтесь попадать наверняка. Если не уверены – цельте под ноги. Мы должны провести их сквозь огонь. Нужно сделать так, чтобы погибло как можно больше этих уродов. Все поняли?
– Да-а! – нестройно проорали бывшие головорезы трущоб.
– Ну и отлично! Пошли!

Как и накануне, орда потекла сплошным черным потоком, тесно сомкнув ряды вокруг, как уже знал Дилан, своего колдуна. Подозвав одного из отряда метателей, Дилан молча указал на центр колонны, тот кивнул, поняв приказ.
– Огонь!
Глухо ухнув, баллиста выплюнула заряд, обдав воинов мимолетным жаром. Проследив за ее огненным полетом, гномы торжествующе засмеялись. И осеклись. Не долетев нескольких футов до вражеского авангарда, пылающий шар с треском впечатался в воздух, пронизанный голубыми искрами, подался назад, словно от толчка, и рухнул на землю. Повертевшись какое-то время на месте вокруг своей оси, шар покатился вперед, снова ударился о невидимый заслон, отскочил и упал в лаву.
Ошеломленные защитники провожали его взглядами. Опомнившись, Дилан подал сигнал лучникам. Как он и боялся, стрелы также оказались бессильны. Чем бы ни была эта странная завеса, она надежно защищала вражеское войско.

Заскрипев зубами в бессильной ярости, Дилан сжал топор, испытывая желание швырнуть его в надвигающихся врагов. Проклятая магия! Стрелки на стенах ошеломленно опустили луки.
– Продолжайте стрелять, – прорычал он. – Не может такого быть, чтобы нельзя было пробить эту хрень. Давайте!
И снова напряглись мускулы, натягивая тугую тетиву. Новый дождь из стрел вонзился в невидимый купол. Молнии заискрили в бешеной пляске, странный запах, такой, словно горел сам воздух, забился в ноздри,
– Арбалеты!
За спиной кто-то заикнулся, что болты стоило бы поберечь, но Дилан лишь повел налитыми кровью глазами.
– Арбалеты! Ну же!
Пронзительно зазвенев, болты, дружно выпущенные из тугих лож, ударили в воздушную преграду. Резкая вспышка: взрывная волна магической защиты ударила во все стороны, отбрасывая, сминая, корежа тела тех, кого призвана была защитить. Искусно наведенные стрелы защитников крепости находили прорехи в панцирях и кольчугах тварей; тяжелые болты разрывали броню, с влажным звуком уходя в мягкую плоть.
За спиной раздались радостные возгласы, но Дилан не разделял общего воодушевления. До главных ворот оставалось меньше сотни футов, и расстояние катастрофически сокращалось. Взглядом командир гарнизона искал знакомую приземистую фигуру с суковатым посохом в тонкой руке.
«Где проклятый колдун? Почему он не пытается восстановить защиту?»

Между тем баллисты вновь пошли в дело. Очередной пылающий шар рухнул на оставшихся без защиты врагов, одним махом убив сразу несколько тварей. С мрачным ликованием глядя на тошнотворно-маслянистую массу, облепившую ядро, Дилан вдруг понял, что не так уж и невероятно было его обещание, данное лорду Торвальду.
«Если только…»
Жестом подозвав вестового, Дилан бросил через плечо:
– Готовьте чаны.
Все было отлажено, ни одного лишнего движения. Выстроившаяся цепочка защитников принялась передавать друг другу каменные бадьи, наполненные лавой из ближайшего потока, выливая их содержимое в огромные чаны, стоящие на специальном помосте.

Внизу бушевало кровавое безумие. Небольшой отряд порождений тьмы отделился от остальных, отошел в сторону и выстроился вдоль лавовых потоков, пытаясь отвлечь гарнизон выстрелами из луков. Но тщетно. Высокие зубцы стен надежно прикрывали тела защитников, а просторные отверстия бойниц позволяли им отлично видеть свои мишени.
Но, несмотря на потери, орда не останавливалась.
«Они похожи на лаву, – в отчаянии думал Дилан. – Сколько ни бей, как ни рази, какие глубокие и обширные вмятины ни оставляй, она все равно сомкнется и потечет дальше…»

Дождавшись, пока авангард неприятеля достигнет ворот, командир крепости подал сигнал. Заскрежетал подъемный механизм, сливаясь с натужным вздохом десятки глоток поворачивающих его гномов, и четыре чана с кипящей лавой опрокинулись на головы наступавших.

Душераздирающий рев обрушился на барабанные перепонки защитников Кэл-Хирола. Десятки порождений тьмы умерли на месте; еще десятки бились в агонии, крича от нестерпимой боли, когда их кости обнажались, пожираемые липким потоком живого огня из сердца Морозных гор.
А деловито орудующие плотно закованными руками лавоносы наполняли следующие чаны, готовясь отправить обратно во тьму очередные партии врагов.

Дилан захохотал, глядя, как темные фигурки заполошно бегут прочь от стен, оглядываясь на огненную угрозу. Те, кто уже не мог бежать, жалко корчились на земле, пытаясь отползти как можно дальше.
«Вы застряли тут, недоумки! Застряли!»
Он все еще смеялся, когда кто-то торопливо обхватил его плечи, разворачивая к себе и торопливо выкрикнул прямо в лицо, дыша перегаром и вонью гнилых зубов:
– Командир! Нас атакуют! Нас атакуют со стороны Чащобных холмов! Они сейчас будут здесь!

Позже, когда уже стало ясно, что все кончено, Дилан спрашивал себя: где он ошибся? Как вышло, что, отвлекшись на осаду главных ворот, он упустил из виду боковой вход в крепость. Конечно, тот вход был замаскирован, но это было слабым утешением. Вышедшие из глубин подземных тоннелей, порождения тьмы обладали сверхъестественным чутьем и ориентировались в лабиринтах Морозных гор не хуже их коренных обитателей.
Как они отыскали в каменистом лабиринте узкое ответвление, ведущее в нижние пределы крепости, Дилан не знал, да и не имело это значения. Важным было лишь то, что в обороне оказалась прореха; маленькая щель позволила просочиться большой беде.

Стуча стальными подошвами сапог в такт биению сердца, Дилан несся через Главный зал ко входу в торговый квартал. Нужно перехватить лазутчиков, прежде чем они прорвутся к главным воротам и впустят остальных тварей.
Он забрал с собой почти всех защитников со стены, молясь Камню и всем Совершенным, чтобы оставшиеся какое-то время смогли удерживать врага на расстоянии.
За дверью была тишина. Звуки битвы не проникали в торговый квартал, казалось, воздух сонно застыл над храмовой площадью. Впереди зеленовато мерцал Зал с Колодцем. Двери Храма Хирола выглядели неповрежденными, правый тоннель, ведущий в нижние пределы, был пуст, из него не доносилось ни звука.
На какой-то миг Дилан поддался безумной надежде, что все в порядке, нападение отражено и можно вернуться к главным воротам. Он уже открыл рот, чтобы приказать Корину, своему помощнику, взять десяток воинов и заняться укреплением и маскировкой хода из Чащобных холмов.
Тварь появилась из пустоты. Визгливый вой ударил в лицо невидимой волной. Дилан отшатнулся, и это спасло его. Боковым зрением он заметил, как скорчился Корин, прижав к животу окрашенную красным ладонь. Позади него возвышалась четырехрукая темно-серая тварь в костяном панцире. Бросившись к ней, Дилан с силой всадил топор в середину узкой продолговатой спины. Тварь взвыла, взмахнув длинными лезвиями, закрепленными на предплечьях.
«Две руки, – подумал Дилан, – Две, не четыре. Это клинки».
Мысль подействовала успокаивающе.
Навалившись всем весом, Дилан сбил тварь на пол, не дав ей повернуться и достать его клинками. Обухом топора он врезал ей по основанию черепа. Вскочив на ноги, замахнулся и рубанул, вслепую, куда придется. Тварь заверещала, забившись на каменном полу. Похоже, у нее был разрублен позвоночник; она не могла встать, не могла сражаться и не умирала.
Подоспевшие товарищи окружили их.
– Что это за мерзость? – спросил кто-то.
Поддев носком сапога, Дилан опрокинул хрипящее существо на спину. Что-то хрустнуло, и тварь затихла.
– Понятия не имею, – командир с отвращением рассматривал гладкий череп твари с острыми торчащими ушами. – Он не такой как те, что снаружи. Уши как у эльфа.
Он сплюнул и отошел, стараясь не смотреть ни на дохлую тварь, ни на мертвого Корина.
– Нужно проверить Храм, Колодец и Кузницу. Твари могли там затаиться. Кто-то должен остаться у входа в Главный зал, а остальные двинутся к нижним пределам.
Отряд Дилана уже почти свернул в правый проход, как знакомый визг полоснул барабанные перепонки.
– Назад! Они там!
Ледяной ужас впился в позвоночник.
«Не надо было дробить силы!»
На Храмовой площади вились смертоносные серые смерчи. Прижавшись к стенам, защитники Кэл Хирола отбивались от волн вопящих тварей. Пол был усеян телами гномов и порождений тьмы, вперемешку. Остро пахло кровью и гнилью. На глазах Дилана одна из раненых тварей метнулась в сторону, оставив за собой шлейф черных капель. Рванувшийся за ней воин остановился, закашлялся и рухнул как подкошенный.

Словно в тумане, Дилан ритмично рубил топором, безразлично отмечая, когда удары достигали цели. Все худшее, что могло произойти, случилось. Распахнутые, испятнанные кровью двери Главного зала казались входом в бездну, поглотившую его тейг.
Оглушительный треск сообщил ему, что ворота крепости открыты.
«Это конец, – отстраненно подумал Дилан, – конец Кэл Хирола».
Перед глазами все плыло, но приземистую фигуру в дверном проеме, он узнал сразу. Мерзкая тварь с посохом ухмыльнулась ему, словно старому другу и подняла иссохшую руку в глумливом приветствии.
А затем пришел ледяной ураган. Дилана стиснуло и завертело, ударило оземь. Когда вихрь снежного крошева сорвал плоть с его костей, он уже ничего не чувствовал.

~~~


Эмиссар был доволен собой. Гномы плохо поддавались магии, но не были неуязвимы для нее. Ледяная буря, призванная эмиссаром, посекла ледяными осколками последних защитников Кэл Хирола, заморозила кровь в их жилах. Когда колдовской ураган стих, храмовая площадь превратилась в ледник скотобойни, усеянная замерзшими кровавыми тушами.

Эмиссар повернулся к войску, которое продолжало прибывать, просачиваясь сквозь обломки ворот и стен крепости; воздел руки в торжествующем жесте. Путь был открыт, Господин ждал их. Его призыв звучал в ушах манящей песней, они должны были спешить к нему. Как можно скорее!
Никто не двигался. Никто не повиновался ему. Ледяной воздух холодил спину, и эмиссар удивленно оглянулся.

Неприкасаемый Дилан стоял перед ним, окруженный призрачным светом. В руке он сжимал боевой топор. И улыбался, мертво и безмятежно.
А рядом с ним вставали все новые и новые светящиеся силуэты. Они выходили из стен, отделялись от окровавленных тел защитников Кэл Хирола, появлялись из боковых тоннелей – и окружали своего командира.
Камень принял гарнизон неприкасаемых, отдавших жизни за спасение своего народа. И здесь, в самом сосредоточении силы Камня, порождения тьмы оказались в его власти.

Семь дней спустя беженцы из Кэл Хирола достигли Орзаммара. Торвальд Хирол и Эдрин Медра вместе с полусотней воинов погибли в стычке с отрядом порождений тьмы на подступах к столице. Жители Кэл Хирола были спасены, хотя никто так и не смог понять, куда подевалась армия порождений тьмы, сокрушившая крепость.
Король Эдукан запечатал проход в Глубинные тропы, спасая столицу от лавины Первого Мора.
Тайна Кэл Хирола осталась в развалинах крепости. Но память Камня крепка, и однажды потомки спасенных узнают, кому обязаны своими жизнями.

 
запись создана: 26.01.2012 в 19:28

@темы: мои рассказы, Dragon Age Origins, Dragon Age 2, Dragon Age

URL
Комментарии
2012-01-28 в 15:57 

Achenne
пунктуация искажает духовность
эпичное такое полотно. кстати, на Вейссе так и не смогла прочесть: оформление по центру вообще убивало все, здесь удобнее.
В общем, да, эпично :)

2012-01-28 в 17:45 

LenaSt
Не стоит распыляться ради людей, которые не хотят видеть в тебе <s>божество</s> достойную личность (с)
Achenne, спасибо тебе, мне очень приятно это слышать :)

URL
2012-01-28 в 19:26 

Loreley Lee
Diamonds are a girl's best friend
Ыыыыыыы!!!! Офигенное! Лена ты молодчина! :squeeze::squeeze::squeeze:

2012-01-29 в 02:28 

LenaSt
Не стоит распыляться ради людей, которые не хотят видеть в тебе <s>божество</s> достойную личность (с)
Loreley Lee, милая, милая Лора!! Спасибо! :squeeze: :squeeze: :squeeze:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Все оттенки черного

главная