07:40 

С Новым годом, Русалка!

LenaSt
Не стоит распыляться ради людей, которые не хотят видеть в тебе <s>божество</s> достойную личность (с)
Название: Верное решение
Персонажи: Аро/Белла, Андерс, Огрен, Натаниэль, Архитектор и Авернус (незримо присутствуют)
Категория: гет
Жанр: юмор, романс, AU
Рейтинг: G
Размер: миди (~ 5200 слов)
Примечание: кроссовер с «Сумерками»
Саммари: этот мир немножко непохож на привычную вселенную DA. Тут тоже был Мор, Архидемон (и есть) порождения тьмы. А еще тут Стражи пьют кровь порождений тьмы, чтобы поддерживать свою силу, а таинственный Первый Страж из Вейсхаупта наделен колоссальной силой и бессмертием
Комментарий автора: осторожно: мимими:evil:

ОГРОМНОЕ, ВСПОГЛОЩАЮЩЕЕ СПАСИБО ДИВАННОМУ ШЕЙДУ ЗА КРЫШЕСНОСНЫЙ БАННЕР.
С НОВЫМ ГОДОМ, дорогой коммандер Русалка Милюля! Всех благ и всех аняня в этом мире:attr:
(А у меня тоже есть подарки, дыа. И они круты:heart:! Похвастаюсь в самое ближайшее время)





1


…в высшей степени странным оказалось известие о том, что Серый Страж Алистер занял престол Ферелдена, нарушив тем самым клятву о невмешательстве членов нашего Ордена в дела власть предержащих. Но хуже всего – постыдная тайна Стражей Башни Бдения, связанная с нарушением обета, который все мы приносим, вступая в ряды нашего Ордена…

– Чушь какая-то! – Изабелла Кусланд, Страж-Командор Башни Бдения, презрительно фыркнула и отбросила в сторону тугой пергаментный свиток с надломанной печатью в виде двуглавого грифона. – Представляешь, какой-то кретин, который называет себя Первым Стражем прислал нам вот эту писульку. Извещает, что якобы разузнал про нас нечто непотребное и едет сюда с проверкой, представляешь?

Сидевший напротив нее Андерс поспешно вскочил и подобрал письмо, внимательно осмотрев печать и подпись.

– Я бы на твоем месте не торопился делать выводы, Белл, – осторожно проговорил он. – Почему ты так уверена, что это подделка? Я знаю Вейсхаупт, Цитадель Стражей в Андерфелсе, главная башня крепости увенчана именно таким вот гербом.

– Да я вообще всегда считала, что Дункан выдумал этого самого Первого Стража, могущественного, но далекого. Ну, знаешь, чтобы хоть немного придать веса нашему ордену.

– Тем не менее, это не выдумки, – Андерс покачал головой. – Первый Страж в Андерфелсе обладает абсолютной властью, даже король склоняется перед ним.

– Ты видел его? – в голосе Беллы прозвучало любопытство. – Какой он?

– Я покинул Андерфелс слишком давно, и мало что помню. – Андерс положил скрученный пергаментный лист на стол и аккуратно расправил его. – Но я помню имя, Белл.

Страж-Командор опустила глаза и проследила за пальцем мага, который уперся в самый низ письма: изящная вязь подписи Первого Стража на воске печати гласила:

Аро Вольтури


От удивления Белла даже закрыла рот (чего обычно не делала, поскольку втайне полагала, что ее нижняя часть лица немного тяжеловата, и открытый рот несколько скрадывает этот недостаток). Опомнившись, она вернула лицу привычное выражение.

– Значит, это действительно письмо Первого Стража, – задумчиво произнесла она, поглаживая шероховатую поверхность пергамента. – Его тон не предвещает ничего хорошего. Неужели он знает нашу тайну?
Страх в глазах Андерса был отражением ее собственного.


2


Закрытый совет в кабинете Стража-Командора продолжался далеко заполночь. Нужно было решать, что делать.

– В послании сказано, что когда мы получим его, Первый Страж будет уже в пути, – взволнованно говорила Белла, – нам что-то придумать, и как можно скорее. Мы не знаем, сколько у нас времени…

– Почему вы так уверены, что Вольтури знает, что мы отступники? – допытывался рассудительный Натаниэль Хоу. – Он ведь ничего такого не пишет напрямую?

– Он покинул Вейсхаупт – впервые за долгие и долгие годы, – Белла обернулась к Андерсу за поддержкой. – Первый Страж не сделал этого даже когда Мор угрожал Ферелдену.

– Засранец, – сообщил Огрен, прихлебывая медовуху из трехпинтовой кружки, собственноручно выдолбленной из камня. – Когда у нас Архидемон был, этот Первый в лесу отсиживался, понимаешь, а теперь, когда тут тихо стало – решил припереться на нашу голову. В морду ему!

– Первый Страж силен, – подал голос Андерс. – И придет не один, вместе с ним будут самые надежные его люди. И каждого из них Вольтури отобрал лично.

– Что-то ты как-то подозрительно много знаешь об этом Винтури, – пробурчал Огрен.

– Когда ты дважды отступник – приходится быть осторожным, – горько усмехнулся Андерс, – и хорошо информированным.
– Ты так говоришь, словно он идет нас убивать, – Хоу все еще не смог сдержать скептицизм.

– Так и есть, – очень серьезно ответил Андерс. – Как только подозрения Первого Стража подтвердятся – он прикончит всех нас, Башню Бдения разберет по кирпичику, а то что останется – засыплет известью.

Белла побелела и стукнула ребром ладони по налокотнику массивного кресла.

– Никого не убьют, Андерс, я не допущу этого! Давайте думать, как выйти из этой ситуации.

Думали долго. Огрен успел трижды наполнить и осушить свою кружку и теперь дремал, подстелив под голову отросшую бороду.

Белла нервно покусывала кончики волос, украдкой поглядывая на сосредоточенного Андерса.

«Он такой красивый, – думала она, глядя в его янтарные глаза, – такой же красивый как и мой Алистер». Мысли ее перенеслись в Ферелден, где на холодном супружеском ложе спал ее любимый король с ненавистной змеей-Анорой. Андерс нетерпеливо шевельнулся, и его глаза потемнели, став цвета спелого ореха. Его губы загадочно сомкнулись, изогнувшись в легкой полуулыбке.

«Нет, определенно нужно что-то решать», – подумала Белла. Долг повелевал Алистеру думать о королевстве, она уже примирилась с этим, но Андерс мог стать ее возлюбленным и быть рядом с ней – всегда.

«Я поговорю с Алистером. Решение принято».

– О чем ты поговоришь с Алистером, Белл? – встревоженно поинтересовался Андерс. – Ты считаешь, будет лучше, если мы расскажем ему?

«Я что, сказала это вслух?»

– Ну… да… – осторожно ответила она. – Его это тоже касается.

– И что дальше?

Повисло молчание. Страж-Командор лихорадочно соображала, как выпутаться из глупой ситуации.

– Я не знаю, – сдалась она. – Что-то придумаем…
Натаниэль Хоу, все это время молча сидевший вполоборота к камину, встал. Огонь бросал красноватые отблески на его бледное мужественное лицо, заставляя сердце Беллы биться учащенно (в глубине души она была неравнодушна к Натаниэлю, учитывая связывавшее их обоих прошлое).

– Мы должны убедить Первого Стража, что слухи о клятвопреступниках Башни Бдения – ложь, я правильно понял? – голос Хоу звучал мягко, но уверенно.

Белла кивнула, не сводя с него восхищенного взгляда.

– Тогда давайте сделаем это!

План, родившийся несколькими часами позднее, поражал своей авантюрностью, и самое удивительное заключалось в том, что при определенной доле везения он мог сработать.

Когда все разошлись, Белла долго сидела, глядя в догорающие бледно-оранжевые угольки камина, и вспоминала...

…Когда она стала Серым Стражем, сделав глоток из ритуальный чаши, Изабелла Кусланд поклялась защищать мир от порождений тьмы, и скрепила эту клятву вражеской кровью. Но это была не вся тайна Ордена.
Однажды выпив крови проклятых созданий, Серые Стражи навсегда впитывали в себя темную жажду, которая заставляла их вновь и вновь отправляться на поиски пищи.

Первая охота навсегда отпечаталась в памяти Беллы. Это был молодой гарлок, слишком шумный и неопытный, чтобы ускользнуть от нее. Белла помнила, как в несколько прыжков нагнала жертву, как повалила на каменный пол пещеры, утробно урча от предвкушения. Помнила сладковатый гнилостный запах, волнующе бьющий в ноздри; хруст ороговевших чешуек грязи на зубах, сомкнутых на жилистой шее. И вязкую, словно трехдневный кисель, кровь гарлока на губах.
И ей это нравилось.
Так продолжалось до тех пор, пока Белла Кусланд не встретила Архитектора...

Она вздрогнула, подняла голову. Огонь в очаге догорел, и серая муть за окном намекала, что скоро утро. С нежностью поглядев на рыжую шевелюру мирно спящего за столом Огрена, она ласково погладила мясистую щеку гнома. Славный старина Огрен – буйный, веселый и вечно пьяный. Настоящий мужчина.
Белла тихо вздохнула и вышла.

3


Прошло семь дней, и все та же компания собралась в покоях Стража-Командора. У каждого из четверых присутствующих были известия; и все они были одинаково неутешительны.

Оглядев скучные лица друзей, Белла внутренне содрогнулась, но тут же взяла себя в руки.

– Итак, кто начнет?

Бледный до синевы Натаниэль приблизился и вручил Стражу-Командору розовый, изрядно помятый, пахнущий тонкими духами конверт, запечатанный геральдическим знаком в виде солнца с шестнадцатью изогнутыми лучами.

– Лелиана не приедет, – начал Хоу. – Просила передать, что дела Церкви занимают ее тело, но разумом она с нами и надеется, что мы внемлем мудрости Создателя...

– Ясно. Еще что?

– Она помолится за нас. И вот ее письменное благословение... надеюсь, оно поможет, я заплатил за него сорок шесть золотых, все, что у меня было.

– Что?!

– По требованию госпожи Лелианы, кстати, она просила больше ее так не называть – теперь она сестра Соловей – мне пришлось пожертвовать все наличные деньги на Церковь, Белл. Я шел пешком от самого Орлея и питался придорожными ягодами. Похоже, они ядовитые, у меня внутри все распухло и ноет, поэтому, не могла бы ты распорядиться об авансе?

Сдержавшись нечеловеческим усилием воли, Белла повернулась к Андерсу, который со скучающим видом рассматривал рукава мантии.

– Андерс?

– Ты сейчас говоришь со мной, человек.

Страж-Командор нахмурилась.

– Не пытайся одурачить меня, прикинувшись духом. Отвечай, ты добрался до Антивы?

– Нет, дорогая Белл, – ответил Андерс и густо покраснел. – Я не добрался, потому что Зевран Араннай сейчас не в Антиве, он в Киркволле.

– Отлично! – Белла слегка приободрилась. – Вольная Марка, это же совсем недалеко. Ты его видел? Он приедет?

Ее щеки зарумянились. Зевран, веселый золотистый эльф, жаркий огонь ее ночей, скоро будет здесь!

– Он не может приехать, – мрачно сказал Андерс все еще глядя в сторону. – К превеликому сожалению, дела удерживают его в Вольной Марке.

– Дела? – Белла почувствовала, как защипало переносицу. – Как же так, он так нам нужен…

Андерс вздрогнул, глаза его налились синим огнем – Справедливость вновь решил дать знать о себе. Белла терпеть не могла назойливого духа, которого неразборчивый Андерс подцепил невесть где, словно дурную болезнь.

– Маг лжет, как это ни прискорбно, Страж-Командор. – Скрипучий голос Справедливости нагонял тоску и желание разбить себе голову о стену. – Он не встречался с эльфом по имени Зевран Араннай.

– О… – Белла нахмурилась. – Тогда что же он делал?

– Занимался подпольной целительской деятельностью, – бесстрастно поведал дух, – в месте, именуемом Клоака. Ножевые ранения, венерические болезни, аборты…

– Ничего не хочу больше знать! – поспешно прервала Справедливость Белла.
Голубое свечение вокруг силуэта Андерса погасло, взгляд мага вновь стал осмысленным.

– Надеюсь ты простишь меня, Белл? – грустно спросил он. – Всем этим людям и эльфам нужна была помощь. Кроме того, они платили наличными…

– Наличными?

После происшествия с Натаниэлем деньги были куда как кстати – казна Башни Бдения находилась в плачевном состоянии.

– … которые я истратил на благое дело.

Андерс пустился в рассуждения о необходимости антихрамовничьей революции и установления промагической диктатуры. У Беллы голова пошла кругом, но суть она уловила.

– Я поняла, – устало промолвила она. – Ни эльфа, ни денег. Довольно, Андерс, спасибо… Огрен?

Непривычно тихо жмущийся в углу гном издал нечленораздельное мычание.

– Огрен? – повторила Страж-Командор. – Что сказала Морриган?

В глубине души еще теплилась надежда, что своенравная дочь дикой ведьмы из Коркари придет на помощь.

– Она… это… занята, Страж-Командор. Можно я пойду?

Не дожидаясь ответа, Огрен с выскочил за дверь и гулко топоча помчался по каменному коридору.

– Что это с ним? – ошеломленная Белла проводила его взглядом.

Хоу деликатно кашлянул.

– Понимаешь, Белл, обратиться к Морриган было не лучшей идеей. Как-никак, у нее маленький ребенок, а это, знаешь ли, не способствует хорошему настроению. Да еще и отрядить с этой миссией Огрена.

Белла кивнула:

– Поэтому я его к ней и отправила, он гном, а всем известно, что на них магия не действует.

– На них самих – нет. А вот на предметы одежды, которые они носят…

Натаниэль склонился к уху Беллы и что-то прошептал. Брови Стража-Командора полезли на лоб:

– Создатель милосердный… Разбудить дитя своим запахом. Неудивительно, что Морриган взбесилась.

– И теперь Огрен не сможет снять штаны ни на дюйм до тех пор, пока он полностью не протрезвеет, не избавится от перегара, сменит носки и вычешет остатки пищи из бороды и волос…

Глухой удар сотряс стену. Это Огрен тщетно пытался избавиться от ненавистного элемента одежды при помощи кирки и бочонка известкового раствора.

– То есть, никогда, – подвела итог Белла с жалостью прислушиваясь к Огреновым мучениям.

Что ж, пришлось признать, что их план потерпел поражение. Впрочем, права винить кого-либо у нее не было, сама Белла показала себя не лучше. В памяти всплыла унизительная сцена в столице…

– Изабелла Кусланд, Страж-Командор и законный правитель всего Амарантайна!

Очаровательно улыбнувшись, Белла шагнула вперед, протягивая руки навстречу королю Алистеру. Серому Стражу Алистеру, своему возлюбленному.

О как она скучала по нему! Самым тщательным образом подготовившись к встрече, Белла даже старательно расчесала непослушные спутанные пряди, пропустив всего-то пару колтунов, не больше. Старательно подведенные глаза завершали ее облик.

– Приветствую вас в Денериме, Страж-Командор Кусланд. Чем обязаны?

При звуках этого голоса Белла обмерла. Прямо перед ней на высоком позолоченном троне династии Тейрин восседала стройная белокожая блондинка в алом парчовом платье. Гладко причесанную голову венчала изящная тиара с фамильным гербом.
Королева Анора.

– Я рассчитывала на аудиенцию у Его Величества Алистера, – пробормотала Белла, ненавидя себя за растерянный тон. – Дело, которое привело меня сюда, требует его личного вмешательства.

Анора едва заметно усмехнулась.

– Король в отъезде, но вы можете изложить свое дело мне, Страж-Командор. Алистер полностью и во всем полагается на мои суждения.

Огонек торжества в серых глазах королевы выводил Беллу из себя, краем глаза она заметила, как шелохнулась занавесь, драпирующая нишу в стене за троном.

«В отъезде, значит. Видимо, это так теперь называется».

– Какого гарлока тут происходит, Алистер! Выходи оттуда!

Анора расхохоталась.

– Возвращайся в свою нору, откуда ты вылезла, шлюха, – едва слышно процедила она, – Алистер все знает про твои шашни с этим одержимым. Поверь мне, он не в восторге.

Белле очень хотелось ответить что-то обидное на «шлюху», но что именно – так и не пришло в голову. Оставалось только уйти с достоинством, что она и сделала. Но перед этим Белла подхватила со столика увесистую бутыль ривейнского и что есть силы запустила ее в драпировку, с удовольствием услыхав сдавленный вопль, когда ее снаряд достиг цели.
Оставалось дождаться, когда Алистер очередной раз отойдет и приползет мириться. Вот только времени у нее не было…

– Значит, никто не придет, Нат. – Белла сморгнула непрошеные слезы, стараясь, чтобы не потекла краска. – Придется справляться самим.

4


На самом деле, Страж-Командор Изабелла Кусланд слегка покривила душой, когда сказала Натаниэлю Хоу, что они предоставлены самим себе. Было еще одно существо, на чью помощь она смело могла рассчитывать. Именно отчасти благодаря ему Стражам Башни грозил гнев всемогущего клана Вольтури.

День, когда Белла познакомилась с Архитектором, изменил всю ее жизнь. И не только ее. Именно Архитектор открыл Стражам глаза на разум и внутренний мир порождений тьмы. И те, кого Белла и ее собратья по Ордену привыкли считать извечными врагами, – никогда ими не были в действительности.

Милосердие. Архитектор научил всех их милосердию – и с тех пор от зубов Стражей в Ферелдене не погиб ни один обитатель Глубинных троп. Порой, глядя на подвижные, младенчески сморщенные личики генлоков, на добрых большеротых гарлоков, Белла недоумевала, как она раньше могла их ненавидеть, как могла пить кровь этих невинных созданий?
Но теперь все обернулось большой бедой.

Новый тайный совет, созванный все в тех же покоях Стража-Командора, был посвящен обсуждению деталей запасного плана.

– Да почему мы просто не можем снова начать пить кровь этих подземных ублюдков? – горячился Огрен. – Временно, пока Первый Страж не уедет.

– Тебе лишь бы пить, – насмешливо вставил Хоу.

– Это аморально, – увещевал Андерс. – И потом, слишком мало времени… Вольтури все равно поймет, что мы долгие годы воздерживались от естественной пищи. Он почувствует, что в нас нет силы скверны.

– Нам нужно сделать вид, что эта сила в нас есть, – высказала общую мысль Белла. – Нам нужно обмануть Первого Стража.

Она уже разослала письма Архитектору и Авернусу, снабдив их подробными инструкциями. Ответ Архитектора был сух и полон тщательно сдерживаемого неодобрения.

Я выполню вашу просьбу, Страж-Командор. Только осознание опасности, которой все мы подвергаемся, заставляет меня пойти навстречу вашим нуждам. Через два дня все необходимое будет у вас.

Когда однажды вечером запыхавшийся разведчик ввалился в кабинет Стража-Командора с известием о появлении вооруженного отряда в нескольких милях от Башни Бдения, все было готово для встречи высокого гостя. Напряженно обведя взглядом присутствующих, Белла ободряюще улыбнулась.

– Вольтури будет здесь на рассвете. Все готово.

– Мы встретим их, Белл? – поинтересовался Хоу.

– Конечно!


5


Вольтури прибыл, когда ночь еще окутывала Амарантайн серым облаком. Снег искрился под чернильным предрассветным небом, белоснежный, обжигающий глаза. Между деревьев метались ночные тени, и Белла не заметила, как в определенный момент одна из теней обрела очертания. Мужчина в длинных одеждах, белокожий и темноволосый.

– Вот он, – тихо сказал Андерс за спиной Беллы, – Первый Страж. Аро Вольтури.

Белла вздрогнула. На первый взгляд Вольтури казался невысоким и невнушительным с виду, но в том, как он двигался, как держал себя – чувствовалась сила. С сожалением сбросив дружескую руку Андерса с плеча, Белла сделала несколько шагов вперед, навстречу гостю.

– Позвольте поприветствовать вас от имени всей Башни Бдения, Первый Страж, – сказала она, слыша себя будто со стороны.

Первый Страж молча кивнул ей в ответ, яркие узкие губы скривились в холодной усмешке. В мутном утреннем свете его кожа казалась серой, но глаза отливали алым, словно радужки были налиты кровью.

– Пожалуйста, следуйте за мной, – Белла продолжала говорить этим странным чужим голосом.

Послышался глухой кашель, затем громкий шепот Огрена.

– А давайте его просто убьем? Он же один.

Раздался тихий глумливый смешок:

– Попытаться можете, но не советую.

Так Белла впервые услыхала голос Первого Стража Вольтури. Снег и песок вокруг них взметнулись мутным вихрем. Миг – и они оказались в плотном кольце темных фигур, предрассветный сумрак вспыхнул сиянием заостренных лезвий.

Первый Страж снисходительно огляделся.

– Прошу прощения, Первый Страж, Огрен ничего такого не имел в виду, он у нас шутник.

– Не очень-то хорошо вы контролируете своих людей, Страж-Командор.

– Пожалуйста, зовите меня Белла, Первый Страж. Мы тут люди простые и не смотрим на звания и титулы.

– Очень хорошо, Белла, я – Первый Страж Аро Вольтури. Можете называть меня Первый Страж, мои титулы слишком длинны и непонятны для вас.

Сзади кто-то обидно захихикал. Белла побледнела.

– Следуйте за мной, – отрывисто повторила она, и пошла первая, чувствуя спиной презрительный взгляд Первого Стража Вольтури. Если до этого у Беллы были сомнения, действительно ли Вольтури что-то известно, то теперь они рассыпались в прах.

«Неплохо бы узнать, кто сдал нас, – подумала Белла. – Да, очень неплохо бы…».

Но сейчас нужно было думать о том, чтобы пережить визит Вольтури. Белла вспомнила немигающие красные глаза Первого Стража, безмолвные темные фигуры в лесу, сияние острия меча у собственного горла.
Ей стало страшно.

6


Торжественный обед в честь высокого гостя был сервирован в тронном зале. Сидя во главе стола, Белла ерзала как на иголках. Все должно было пройти как по маслу – они столько времени потратили, чтобы согласовать все слова, все действия – до мелочей, но вот Огрен… за него Белла поручиться не могла.

– Надо было его куда-нибудь отослать, – сотый раз прошипела она Андерсу. – Он наверняка чего-нибудь отмочит.

– Нельзя, – терпеливым шепотом увещевал ее Андерс. – Это вызовет подозрения у Вольтури. Мы должны показать, что нам нечего скрывать от него.

Белла прикусила губу.

– Если бы он знал точно, не стал тратить время на расследование, – Андерс успокаивающе коснулся ее руки. – Мы бы уже были мертвы, поверь мне. Раз он здесь – значит, сомневается. Значит, мы должны разубедить его…

– Разубедить в чем?

Вольтури был уже здесь, сияя любезной улыбкой. Белые руки с длинными пальцами ласково поглаживали резную спинку кресла. Массивное кольцо с черным камнем, украшенным причудливым вензелем, вызывающе сверкнуло. Белла различила букву V и герб.

– Так о чем речь? – все так же любезно переспросил Первый Страж, усаживаясь в кресло, предупредительно отодвинутое сенешалем Вэрелом.

– О том, что вы нас в чем-то подозреваете, – ответила Белла. – Я была очень удивлена, получив ваше письмо. Оно показалось мне оскорбительным.

Она отпила из бокала, смягчив свои последние слова улыбкой.

– И хотя я против того, чтобы оправдываться, все же хотелось бы прояснить возникшее недоразумение и разубедить вас, развеяв подозрения.

– То есть, это все неправда? – Вольтури поиграл кубком, наблюдая, как плещется рубиновая жидкость.

– Я ведь не знаю, о чем речь, – улыбнулась Белла. – Если вы расскажете, что вас привело сюда, мы сможем вместе подумать о том, кто мог попытаться внести раскол в наши ряды.

– Ходят слухи… – неопределенно отозвался Вольтури, внимательно оглядывая присутствующих. – Неприятные.

– О, – Белла сделала еще один глоток, следя за тем, чтобы не поморщиться. – Неужели то что вы увидели здесь не разубедило вас?

– Как сказать… – Первый Страж поднялся. – Вы позволите мне остаться в Башне Бдения на какое-то время?

– А если она скажет «нет», ты уедешь, что ли? – простодушно поинтересовался Огрен.

Вольтури с интересом посмотрел на него.

– Нет, дорогой мой друг, не уеду. Но это будет забавно – мне уже очень давно никто не говорил «нет».


7



Беллу рвало всю ночь – все-таки консервированная кровь порождений тьмы, которую любезно прислал Архитектор, оказалась чересчур непривычной для ее организма. После продолжительной внутренней борьбы Белла сдалась и, вынув предусмотрительно припрятанную бутыль, сделала несколько жадных глотков.

Посмотрев на себя в зеркало, она отметила смертельную бледность, мешки под глазами и синюшность вокруг губ. Ей определенно нужна была свежая пища, но подставляться, пока над ними довлела угроза в лице Первого Стража, было бы настоящим безумием.

«Я на диете, – сказала Белла своему отражению, – я просто очищаю организм, вот и все. Это очень, очень полезно».

Получалось неубедительно, в висках болезненно стучала кровь, руки дрожали. Сдавшись, Белла снова извлекла бутыль из тайника и сделала еще два глотка, – просто чтобы унять учащенное сердцебиение.
Видит Создатель, она нуждалась в этом.
Разумеется, первым, кого она встретила по пути в свой кабинет, оказался Первый Страж Вольтури, который безмятежно прогуливался по галерее, даже не пытаясь сделать вид, что делает это просто так, от скуки.

Завидев Беллу, он одарил ее доброжелательной улыбкой и галантно поклонился. Ноздри Первого Стража при этом затрепетали – точь-в-точь, как у Фельзи, обнюхивающей Огрена после похода в кабак.

«Не надо было мне…», – запоздало пожалела Белла.

– Как самочувствие? – осведомился Вольтури, поблескивая своими жуткими, но такими притягательными глазами.

«Все-таки, в нем масса обаяния», – подумала Белла, тщетно стараясь убрать с лица глупую улыбку.

Присутствие Вольтури оказывало на нее какое-то магнетическое действие: ей было страшно, но вместе с тем ей не хотелось, чтобы он уходил.

– Собираюсь сегодня прогуляться по Амарантайну, – говорил между тем Первый Страж, – не хотите составить мне компанию, Белла? Я буду очень рад.

«Не ходи, – настойчиво подсказывал здравый смысл, – не к добру это. Откажись, сошлись на дела».

– Конечно, – с готовностью ответила Белла, привычно задвинув здравый смысл куда подальше, – я тоже буду рада.

Она пробормотала что-то подобающее моменту и направилась к своему рабочему кабинету, стараясь не выдать охватившую ее радость. Белла не видела, как недобро сузились красные глаза Первого Стража, пристально смотревшего ей вслед.

8


В «Короне и льве» было многолюдно, но трактирщик, питающий безграничное уважение к Серым Стражам (в основном, как к клиентуре), подыскал для Беллы и ее спутника уютный столик в углу, предварительно отвесив пару затрещин сидевшим за ним худосочным эльфам, которые никак не хотели уходить, неубедительно оправдываясь тем, что еще не получили уже оплаченный заказ.

– Вот уродцы, – с улыбкой сказала Белла, наблюдая, как трактирщик оттаскивает бесчувственные тела эльфов на улицу. – Развелось этих маленьких ублюдков… В Денериме они знают свое место.

– Прекрасный город, – подтвердил Вольтури, брезгливо протирая столешницу батистовым платком с монограммой в виде буквы V. – Я был там недавно.

Беллу словно ледяной водой окатило. Она совершенно забыла об опасности, так непростительно расслабившись. Подозвав Сорчу, официантку, она минут десять полоскала ей мозги, делая заказ. Сидящий напротив Вольтури в открытую усмехался ее нервозности, но Беллу уже несло, а в таком состоянии она напрочь лишалась возможности мыслить трезво.

– И вы в одиночку выпьете целую бутылку односолодового? – спросил Вольтури, когда измученная Сорча наконец отошла.

– Конечно, нет. Просто я всегда заказываю неоткупоренную бутылку, – нашлась Белла, – это увеличивает мои шансы получить настоящий виски, а не разбавленное пойло.

– Разумно. – Вольтури огляделся. – О, если не ошибаюсь, вон там ваш рыжебородый друг.

Белла подняла глаза: на пороге трактира образовалась небольшая давка – желающие выйти ни за что не хотели уступать желающим войти. Первым же забулдыгой, самозабвенно раздающим тычки и зуботычины направо и налево, оказался Огрен.

– Слабость Огрена – выпивка, она для него как молоко матери для младенца, – пояснила Белла. – Я смотрю на это сквозь пальцы.

– Я уже понял, что вы на многое смотрите сквозь пальцы.

Белла вспыхнула.

– Что вы имеете в виду?

– Например, махинации вашего друга-мага. Я пока еще не сложил целостную картинку, но мне достаточно было пройтись по рынку Амарантайна, чтобы услышать много интересного.

Белла вспомнила, что нужно дышать только когда ощутила резкую боль в груди.

– … что любой горожанин, которому нужно перехватить деньжат может наведаться в его лавку на рынке и сдать немного крови. Скажите, Белла, вы ведь догадываетесь, зачем нужна кровь магу-отступнику?

– Ну… – сказала Белла, с тоской оглядываясь по сторонам в надежде выиграть немного времени, – да… я слышала об этом... Но Андерс не практикует магию крови.

– Тогда зачем ему столько крови? Он ее пьет, что ли?

– Нет! – Беллу словно молнией ударило. – Нет! Вы правы, Первый Страж, это магия крови и я немедленно приму меры!

Беллу несло: она горячо благодарила Первого Стража за внимание и ценные сведения, грозилась навести порядок в Башне Бдения и сетовала, как тяжело женщине завоевывать авторитет в мужском окружении. Вольтури слушал ее монолог со снисходительной улыбкой.

– Очень убедительно, – сказал он, когда Белла иссякла и, положив на стол несколько монет, встал. – Мне пора. Нужно проверить еще кое-что.

Белла проводила его взглядом, шепотом выругалась и зло стукнула ладонью по столу. Слишком далеко все зашло. Одернув Сорчу, которая пыталась зажать сдачу, Белла осушила свой стакан и выбралась из-за стола.

В голове шумело, хотя она выпила совсем немного. Нервное возбуждение заставляло ее руки дрожать, а ноги – подкашиваться. «Эти Стражи все пьянчуги», – произнес кто-то за ее спиной, громко и внятно, явно стараясь, чтобы его услышали, но сейчас Белле было плевать.

«Нужно найти Огрена».

Покачиваясь, Белла растолкала собравшихся возле барной стойки и вышла. Уже стемнело, и Белла едва не упала, споткнувшись о булыжник. Свернув в переулок, чтобы срезать путь до ворот, она ускорила шаг, размышляя, как же ей поступить дальше. Убить Первого Стража было бы настоящим безумием, но в сложившихся обстоятельствах позволить ему докопаться до истины – было бы еще худшим безумием. Конечно, оставалась еще надежда на средство Авернуса, но Белла с самого начала рассчитывала, что так далеко зайти не придется.

«Почему он не может просто вернуться в свой проклятый Вейсхаупт и оставить нас всех в покое?!» – громко прошептала Белла, обращаясь стене.

– Бублввыыв, – невнятно ответила стена и навалилась на Беллу.

От стены знакомо пахло виски, потом и застарелой кровью. Отчаянно кусаясь и царапаясь, Белла спихнула с себя тяжелое тело, несколько раз сунула наугад кулаком для острастки и прошипела:

– Огрен, ты совсем сдурел, да?

Огрен – а это действительно был он – обиженно хлюпнул разбитым носом и прогундосил что-то нечленораздельное.

– Ты вообще соображаешь, что ты делаешь? – Белла зло пнула его ногой. – Охотиться, когда Первый Страж может быть где-то неподалеку. Ты понимаешь, какой опасности подвергаешь нас всех?

– Да он бы не узнал ничего, – вяло сопротивлялся Огрен.

– Он уже знает намного больше, чем нужно. Он пронюхал про лечебницу Андерса, которая вовсе не лечебница.

– А я говорил, что этот придурок всех нас выдаст этим своим пунктом сбора крови. Охотились бы как я – и не узнал бы никто.

– Ну да, обескровленные трупы на улицах Амарантайна – это, конечно, такая ерунда, что не стоит внимания.

– Эй, – Огрен искренне возмутился, – вот только врать не надо! Я еще никого не убил. Попью немного – и отпускаю.

Это было правдой. Огрен, который питал страсть к проспиртованной крови, любил разнообразить рацион, устраивая засады на подвыпивших горожан возле «Короны и льва». Но и надо было отдать ему должное – крови он брал совсем немного, пьянчуги поутру даже не подозревали, что слабость и тошнота вызваны чем-то иным, нежели перебором по части выпивки.

– Пойдем отсюда, – сказала Белла, помогая Огрену подняться. – Надо решить, что будем делать дальше.

Они завернули за угол, прошли под мутным мигающим фонарем, который прижимистый хозяин таверны все собирался поменять на другой, поновее и поярче; и ни Белла, ни Огрен не заметили прислонившегося к стене Первого Стража, который в своих черных одеждах почти сливался с окружающей его темнотой.

9



Война была неминуема. Первый Страж понимал это, и вместе с тем ему было неожиданно жаль глупую девку, Стража-Командора этой занюханной Башни Бдения. Печально, что орден Серых Стражей вынужден пополнять свои ряды таким отребьем, как жуликоватый одержимый маг, гном-изгнанник и вдобавок пьянчуга, туповатый бастард, невесть как пролезший на трон Ферелдена и безмозглая девчонка знатных кровей, которой совершенно случайно посчастливилось остановить Мор. В глубине души Аро Вольтури понимал, что отчасти и сам виноват в сложившейся ситуации: он, Первый Страж, отдалился от дел своего ордена за пределами Андерфелса.

Да, его собственная совесть была нечиста – это и удерживало Первого Стража Вольтури от того, чтобы отдать приказ немедленно стереть с лица земли Башню Бдения.

Поразмыслив, Аро Вольтури решил дать Белле еще одну, последнюю возможность объясниться. И на этот раз никаких игр.


10


На этот раз никакого застолья не было. Тронный зал был полупустым, холодным и мрачным. Белла приказала завесить окна тряпьем – на тот случай, если лазутчики Вольтури проберутся на крышу. Она понимала, что эти меры безопасности смехотворны, но даже такие были лучше, чем ничего.

Белла нервничала, и впервые за все время трон правителей эрлинга Амарантайн показался ей жестким и неуютным.

В назначенный час тяжелые двери распахнулись. Первый Страж вошел в сопровождении небольшого отряда, тем самым показывая Белле, что доверие с его стороны исчерпано.

– Первый Страж Аро Вольтури, – деревянным голосом объявил сенешаль Вэрел, – с визитом к Изабелле Кусланд, Стражу-Командору и зако…

Вольтури сделал раздраженный жест, сенешаль послушно умолк. Первый Страж приблизился к трону. Белла постаралась взять себя в руки и выдавила слабую улыбку, затем встала с трона, почтительно склонила голову перед высоким гостем и сошла вниз, уступив свое место Вольтури. По залу пронесся ошеломленный гул. Кто-то, скорее всего Огрен, пробормотал что-то вроде «будь я проклят».

Одобрительно кивнув, Первый Страж устроился поудобнее, положил руки на подлокотники. Знаменитое фамильное кольцо вспыхнуло, несмотря на царивший в зале полумрак. Беллу мутило: она так много поставила на кон, что у нее даже не было сил бояться. Сейчас все зависело от…

Усилием воли Белла заставила себя не думать – ходили слухи о способности Первого Стража узнавать любые тайны просто прикоснувшись к их носителю. Кто знает, что он может еще.

– Я слушаю тебя, Белла. Ты знаешь, в чем вас обвиняют. Это последняя возможность рассказать все как есть – прежде чем ты и твои сообщники предстанете перед судом в Вейсхаупте.

Первый Страж нарочно опустил ее титулы. Сглотнув, Белла начала.

– Все началось с того, что мы согласились помочь Леви Драйдену и отправились на Пик Солдата, где волею судьбы повстречались с некромантом Авернусом…

Белла поведала Первому Стражу тщательно подготовленную историю об эликсире мага крови, который позволял уменьшить пагубное влияние скверны на организм Серых Стражей, наделял их силой и продлевал их век на долгие годы. Искусно переплетая ложь и правду, она поведала Аро Вольтури темную тайну Стражей Башни Бдения.

– Я слышал об экспериментах Авернуса… – задумчиво произнес Вольтури, когда Белла окончила свой рассказ. – Так значит, человеческая кровь. Неужели на самом деле все так просто?

«Осторожно, – прозвучал в голове Беллы глухой предостерегающий голос Архитектора. – Вольтури знает об этом намного больше, чем ты думаешь. Он Первый Страж уже очень давно, намного дольше, нежели срок, отпущенный человеку. Каким-то образом он сам смог избежать разрушительного влияния скверны…»

– Если коротко, то да. – Белла смело взглянула в алые глаза Первого Стража. – Человеческая кровь уравновешивает влияние скверны в наших телах. Она позволяет нам… – Белла оглянулась на непривычно смирного Огрена, на бледного Андерса, на застывшего Натаниэля – и продолжила: – Она позволяет нам оставаться людьми.

Усмешка на губах Вольтури погасла.

– Что ж…

– И я уверяю вас, – прервала его Белла, – мы чисты перед Вейсхауптом. Мы не нарушили клятвы Серых Стражей, мы лишь смогли отыскать способ спасти всех нас от Призыва!

Повисло молчание. Первый Страж молчал, внимательно глядя с высоты своего трона. В глубине души он почувствовал растущее уважение к этой девчонке.

– Я хочу тебе верить, правда. Но ты знаешь, что мне для этого нужно. – Вольтури радушно протянул ей раскрытую ладонь. – Подойди.

«У тебя будет ровно секунда, – звучал в голове Беллы голос Архитектора. – Ты можешь позволить ему прикоснуться к тебе и узнать правду. А можешь вонзить ему в сердце этот кинжал. Яд, который я приготовил, способен убить даже Архидемона».

Белла прикрыла глаза, вслушиваясь в биение своего сердца. Нащупав рукоять кинжала в рукаве, она шагнула на первую ступеньку, ведущую к трону.


Эпилог


– Все-таки я поражаюсь, как ты рискнула, – Андерс улыбнулся, глядя, как Белла укачивает Брайса, Мэрик, получив свою порцию молока и материнской ласки, сладко сопел в кроватке. – Ты же понимала, что могло произойти.

– Понимала, – отвечала Белла, с любовью глядя на сыновей. Брайс был очень похож на дедушку – такой же упрямый лобик, который совершенно не портили маленькие аккуратные рожки, серые глаза с вертикальным зрачком. Мэрик, который родился на полчаса раньше был полной противоположностью брату: сиреневокожий и желтоволосый с яркими янтарными глазами. К гордости Беллы у него уже прорезались маленькие игловидные клычки.

– Но, в конце концов, – Белла подмигнула Андерсу, – не такой уж страшный был риск. — Она внутренне хихикнула, вспомнив потрясенное лицо Первого Стража Вольтури, когда в тот памятный день во время дознания в тронном зале, она поцеловала его на глазах всей Башни. — Я хоть и не Первый Страж, но кое-чему научилась. В этом смысле человеческая кровь куда полезнее скверны – позволяет открыть множество новых талантов.

Андерс придвинулся ближе и с тоской погладил ее запястье, но Белла аккуратно стряхнула его руку, думая о том, что бы такое надеть к новому визиту Первого Стража. Наверное, серебристое платье, присланное из Андерфелса на днях, ей идет этот цвет. Аро будет доволен – она улыбнулась своим мыслям.

– Рано или поздно тебе придется сказать Вольтури про них, – Андерс показал на близнецов, которые сопели уже в четыре ноздри. – Ты же не сможешь скрывать их вечно. Они не люди, но и не порождения тьмы. Они – другие, новая раса…

Аккуратно задернув полог в колыбели, Белла обвела взглядом просторное помещение: идея Архитектора с яслями для детей Серых Стражей была по-настоящему отличной. Свободных мест становилось все меньше.

– Что ж, – она снова умиротворенно улыбнулась, – когда-нибудь я расскажу ему.





 

@темы: Dragon Age, любимое, мои рассказы

URL
Комментарии
2014-01-03 в 17:29 

Подлинный Коркоран
Let’s get this freakshow on the road ~ Reality is an illusion, the universe is a hologram, buy gold!
Чиорт, это лучший подарок на этот новый год :heart::heart::heart: :lol::lol::lol: Оно настолько в лучших традициях, что просто слезы умиления наворачиваются на глаза :heart::crazb::heart: Спасибо, команданте, это прекрасно как стотыщ сияющих на солнце вольтурей :lol::heart:
:dance2:

2014-01-05 в 20:50 

Диванный Шейд
Это вообще неприлично оставаться живым, когда ты никому не нужен.
У меня аллергия на все эти ваши сумерки, но теперь я таки готова пересмотреть свое мнение. Лена, да ты ж геналальна. Охотящийся Огрен добил окончательно :lol:

2014-01-07 в 00:10 

LenaSt
Не стоит распыляться ради людей, которые не хотят видеть в тебе <s>божество</s> достойную личность (с)
Русалка Милюля, :heart:

Диванный Шейд, да, но ты ж понимаешь, что Сумерги — это не только ценный беличий мех, но и неистощимый источник лулзов:itog:
Спасибо тебе:dance2:

URL
2014-01-07 в 13:04 

Диванный Шейд
Это вообще неприлично оставаться живым, когда ты никому не нужен.
ценный беличий мех,
Ой. Представилось что-то крайне страшное. Типа чучела любимого племянника:horror2:
Спасибо тебе:dance2:
Ня:heart:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Все оттенки черного

главная